14:50 

Gt-Gt
ФРАНЦУЗСКИЕ СЛАДОСТИ

Автор: Gt-Gt.
Саммари: Безобидный французский шоколад НЕ может НЕ быть оружием массового поражения. Уже хотя бы потому, что он «французский» на английском языке.
Фэндом: Hetalia: Axis Powers
Бета: Великий Ворд и подкорка
Рейтинг: R
Размер: Драббл
Статус: закончен
Персонажи: Америка/Англия, Франция на проводе висит
Жанр: Слэш, Флафф, Юмор, POV,
Предупреждение: Инцест,


Дисклеймер: Все плюшки Химаруе. И поклон от меня. Фром Раша with лав.
Размещение: А как иначе я мир захвачу! Только с вашей помощью.

▪▫▪▫▪▫▪▫▪▫▪▫▪▫▪▫▪▫▪▫▪▫▪▫▪▫▪▫▪▫

- Он забрал их с собой.
- Что?!

Смешно, но надо же, было Америке придти незвано, но как раз вовремя. Франциск уже успел наскучить своим визитом и изрядно утомить. Предложенный им черный десертный шоколад к чаю явно был с сюрпризом; я судил по поведению Бонфуа, который так и стремился познакомить его поближе с моими губами.

- Конфеты. Мальчишка ими соблазнился, он забрал коробку.

- Что! – голос в трубке был ошарашен и возмущен – Ты позволил ему забрать мой подарок! Это же шоколад высшего сорта! По моей лучшей личной секретной рецептуре!

Ага. Знаем мы ваши секретные ингредиенты. Кто-то приворотные зелья готовит, кто поромантичнее; а такие прожженные циники, как Франциск, только проверенные медициной зелья наркотические.

- Ты должен немедленно их вернуть!
- Тебе надо, ты и возвращай! – надменно и сладко зеваю, - А я спать собирался.

Как же удачно, что Джонс убежал почти сразу после ухода Франциска. Сил на сегодня почти не осталось.

- Ты!.. – Франция обиженно выдохнул в трубку, я даже представил, как досадливо впились его белые отманюкюренные пальчики в блестящий металл сотового – Ну как хочешь! Спи, mon ami.

Щелчок. В динамике быстрые гудки. Я слушаю их, не отрывая лакированную массивную трубку от своей щеки. Стационарный телефон с длинным гибким проводом-пружиной, атрибут старины, пережиток архаичного прошлого, которым я так дорожу, строг в своём очаровательном лишенном излишеств дизайне. Прекрасно вписывается в обстановку, подходя по характеру и по настроению.

Положив трубку на рычаг, я уткнулся подбородком в сложенные на столе руки и безразлично стал разглядывать лежащую прямо передо мной красную коробку для конфет, подбитую золотыми буквами и голубыми лентами с белой каймой. Символично: алый, белый, синий; Франциск не просто так подбирал. Цвета и его, и моего флага. Впрочем, и Америки тоже… в общем, пользуется спросом в мире.

Нашел дурака! После такой реакции я окончательно убедился, что угощаться данной сладостью себе дороже.

Тихо стучала стрелка часов, мешал воздух маятник на цепи. Усталость брала своё, налитое свинцом тело не желало шевелиться, глаза закрывались. Я не заметил, как уснул, прямо на столе, на своих сложенных полочкой руках, перед раскрытой коробкой этих дорогущих конфет. Таких соблазнительных и таких опасных.

Не знаю, сколько времени прошло до моего столь неприятного пробуждения.

- эй ей! Хэй! Ааа~нглия~! Герой вернулся! Эй! Проснись! – резкий американский голос, раздражающий, будто когтем по железу, отвратительно жизнерадостный – попробуй под такой поспать спокойно. Притворяться бесполезно, всё равно не уйдёт; чертыхнувшись одними губами, продираю глаза и потягиваюсь. Тело слегка затекло. Приятно. Прямо напротив, нагло усевшись своим независимым задом на стол, сидел Америка, яро жестикулируя у меня перед носом рукой и что-то неразборчиво говоря. Опять с набитым ртом, ага.

Ну что ему опять от меня надо?

- Эй, старшенький! У тебя в пол лица отпечаток от вязаного свитера. Тебе идет, знаешь?

Ну да, сейчас в Лондоне не май месяц, утепляемся, как можем. Я потер лицо ладонью, прекрасно осознавая, что толку от этого будет ноль.

Альфред бросил в рот ещё одну конфету. Один вид этого действа заставил лихорадочно вздрогнуть и похолодеть до костей. Сонливости будто и не бывало! Открываю рот, но голос наглухо застрял в легких.

Вскакиваю резко, хватаю красный коробок, захлопывая, но тут же вновь открывая, оценивая глобальность проблемы. Прожорливое животное: я не досчитался трех конфет!

Меня охватила злость. Что ж такое-то!
Гневно хватаю Америку за его галстук-бабочку и притягиваю к себе.

- Выплюнь! Немедленно! – пропавший на долю секунды голос вырвался криком – Быстро!

- Что?! – чисто сказал Америка, перед этим показательно так сглотнув – Что случилось?

- Ии… - я чуть не заплакал – издеваешься?!!!

В ясных синих глазах растерянность. Я смотрю на него в упор, и пугаю этим, он чувствует, что что-то натворил, но не понимает. А я не знаю, что теперь делать.

Что, черт возьми, делать?!

- Дубина! Быстро в душ! Контрастный.

Уж это-то вытравит из него всю дурь.

- Эй! Ты чего? Совсем уже крышей поехал на фоне этих своих единорогов. Эльфы тебе мозг окончательно оккупировали.

- Не тронь единорогов! Забодают! – достали уже его подколки; ну уж если не верит, то пусть хотя бы не издевается!

- Ни хочу я в душ. Я ещё конфету хочу. Верни коробку.

Чувствую, что на лбу жилка запульсировала, а лицо накрыла тень. Сжав кулаки, я монотонно, едва сдерживаясь, говорю этому идиоту почти шипя:
- Нет, не душ… унитаз… и немедленно.

Наклонить ничего не понимающего Америку над унитазом было не просто, но благодаря испываемому тому шоку от происходящего мне это удалось.

- Пальцы в рот и вперёд!
- Да зачем же? Я хорошо себя чувствую!
Ну что он всегда как ребёнок?!

- Помолчи! Сколько раз я просил не трогать ничего в моем доме без моего позволения! Эти конфеты испорчены.

- Ничего подобного. Это свежий шоколад, очень качественный. Франциск его только сегодня при… нёс…

Америка замолчал. Вот именно – Франция – печатными буквами было написано у него на лице понимание ситуации.

- Франция, – выдохнул он пораженно, и дернулся, стряхивая себя мою руку, резко поднимаясь и прижимая меня спиной к стене

- Что? – глупый тихий вопрос, но в голову мне ничего более не пришло.
- Англия? – в небесно синих глазах Америки что-то неуловимо менялось.

Что, теперь в города играть будем?

- Америка? – вызывающе переспросил я, еще силясь сохранить своё раздражение в глубине сознания. Он подавился моим ядом, огорчился, явно, но смирился. Тем более, что силы его покидали. Америка опустился передо мной на колени, обив руками меня за талию, и всё так же властно прижимая к стене. Пальцы свои запустил мне под свитер, я поперхнулся от такой наглости. Сердце бешено стукнуло. – Америка!!!

Раздражение сменилось паникой.
- Артур. Я странно себя чувствую. Я… мне жарко. – Америка уткнулся лбом в мой живот и по-детски закрылся руками. – Арти. Я, кажется, ослаб, мне плохо… мне странно.

Кажется, опоздали. Я потянулся рукой к блондинистой голове, но Америка отреагировал на это неожиданно бурно, чуть не вскрикнув, боязливо отшатнулся.

- Что? – спрашиваю, не понимая, чем мог вызвать такое отношение.

- Ты… ты… - Джонс смолк, потупив взгляд. Редко случалось, чтоб ему не хватало слов.

- Пошли, я отведу тебя в душ. Всё пройдет…

Проявлять к нему участие? Да разве он не заслужил все эти неприятности?

Ну ладно – он, но я-то тут причем? Франция, ублюдок, всё твоя вина, ты мне за это ещё ответишь.
Америка принял протянутую руку и поднялся, опираясь на неё, но тут же всем весом навалился на меня, стиснув в объятиях.

- Аааа-ааа-англии-и-я-аа, – простонал он. – я не хочу в душ. Я хочу… я хочу… я это хочу.

И в подтверждение своих слов, для убедительности или чтоб я точно понял, о чем это он – он поцеловал меня в шею, чуть отодвинув высокий воротник, опалил дыханием и, провел языком до уха, оставляя горячий влажный след. А ниже поясницы я ощутил его руку – она скользнула туда, что даже сказать неприлично. Тут уж имбецилом надо быть, что бы не понять, что за «это» хочет Америка.

И в ответ на его действия рождались совсем-совсем не братские чувства.

Я пораженно замер, оцепенел, отчего Джонс осмелел, запустил руку под свитер и рубашку, прижимаясь всем телом и уже несдержанно целуя в открытую шею над высоким воротником. Испытывал я протеречивые чувства, и не понимал, как должен поступить: как правильно, или как хочется.

- Артууур~ - прохныкал он, не получая ответа.

Ноги снова не удержали американца, и он опустился на колени, но не растерялся, задрал повыше мою одежду, поцеловал меня в обнажившийся живот, запуская пальца под ремень.

- Ну не здесь же! – опомнился я.

Хотя, это даже не «опомнился», это скорее «согласился». Смириться со своими желаниями и вековыми обидами нелегко, но сейчас все мои принципы актуальными не казались, стали хрупкими, будто лед, и разбились от одного внезапного порыва.
Я даже устыдился, и наконец-то покраснел…

Действительно, пусть туалетная комната в британском особняке и была образцом чистоты, ухоженности и санитария в ней была на высоте, но ведь совсем рядом добротная дубовая кровать со всеми удобствами.
- Пойдем, Ал…

Америка поднял на меня свой взор, недоверие и сомнение отражалось в нем. Мне надо чем-то подтвердить свои слова? Но я даже улыбки из себя выдавить не смог, хотя... Разве моё горящее краской лицо не лучшее доказательство?

Он пристально изучал меня, читал эмоции на моём лице, от чего я краснел всё больше. Изумлено дернулись его брови, прошла секунда, после его лицо засияло неудержимой радостью.

- Что?! Правда?! – в глазах мелькнуло странное самодовольное торжество, но мне наверняка показалось за бликом стекол очков.

Он подскочил и обнял меня за шею, перенеся на меня почти весь свой вес. Тяжелый, от неожиданности чуть ли не падаю. Хотя есть проблема серьёзнее.

- Ал… задушишь…
- Ха-ха-ха-ха!!! – Альфред своего счастья сдержать не может.

Придурок. Я всё же не выдерживаю его, и мы падаем на пол. Тц. Америка оказывается в стратегически выгодном положении – сверху.

- Упс… - выдохнул он мне в ухо, волосы его свисали до самого моего лица, касаясь и приятно щекоча.
Оценив шутку случая, он тут же задрал мне свитер.

- Сними уже его, он мерзкий и колючий. Разве тебе не жарко?

Жарко. Действительно, жарко!

Стянув с меня свитер, наглец соизволил расстегивать мне пуговицы на рубашке. А второй рукой уже поглаживая коленку.

Тц.

- Ал! Не здесь, я же сказал! Слезь с меня.
- А где? - он послушался, и, ухватив за воротник, помог принять сидячее положение, потянув на себя.

- Ты не помнишь, где у меня спальня?
Лицо озарила геройская улыбка, в глазах – ликование.
- Знаю!!!

Он бодро вскочил и, прихватив меня, взвалил к себе на руки, подняв с пола, как невесомую девчонку. Я обхватил его руками за шею, опасаясь, что тот вновь рухнет. Я не понимал, откуда в нем взялось столько энергии.

Вот на этом месте надо было задуматься.
Не хотелось…

- Уронишь же. – пискнул я, когда Америка пинком открыл дверь.
- Ни за что! - усмехнулся тот, облизывая губы.
Ой, кажется, я понял, что он замыслил. Пытаюсь успеть отстраниться, но он быстрый, прижимается губами и целует.
И все несётся перед глазами.

~

Когда я вернулся в холл, там уже сидел Альфред, пил мой чай (который терпеть не мог, и хаял при любой возможности) и ел мой шоколад, от понимания этого я встал столбом. Он опять объедался теми самыми злосчастными конфетами.

- Что ты делаешь?!
- А что такое? Ты их всё равно выкинуть собрался.
- Ты идиот!

- Не а. Знаешь, почему я вернулся? Франциск мне позвонил, попросил, что бы я доказал тебе, что его подарок съедобный. Боялся, что ты его в унитаз спустишь.

А я так надеялся, что он не решиться открыть мне глаза.

- Вот только не говори, что купился, что не распознал мой обман. Я ж так откровенно спалился, дотащив тебя на руках до кровати.

Конечно же, следующим, что он увидел была захлопывающаяся перед его носом моя входная дверь.

А то я не понял.
Надо срочно сказать кое-кому пару ласковых. Хватаю трубку телефона.

- Ты, волосатая винохлебка, я тебе ещё отомщу.
- За что?
- За презент твой.
- Постой, это же самые обычные конфеты. Разве Америка тебе не сказал?
- Идиот!!! Нашел кому доверить! Ты...ты... идиот ты...

Бросаю трубку, так, что у него, наверняка, уши заложило. Осознание этого факта доставляет удовольствие.

Так ему, идиоту.

Да и я не лучше...

А конфеты вкусные.

@темы: US/UK, Йа и Многабукоффф, Хеталия

URL
   

надо_бы

главная